Главная» Симеиз» Достопримечательности»

Колечко на память или Хрустальная мечта

15 апреля 2021
| Далее

Старые фото Симеиза

Колечко на память

На покупку земли в Крыму Ивана Мальцова, владельца заводов в Брянской, Орловской, Калужской, Смоленской губерниях, вдохновил нетривиальный случай, о котором должно рассказывать на тренингах личностного роста. Этот случай был подробно описан В. М. Кузьменко в книге «Новый Симеиз и его окрестности на Южном берегу Крыма», изданной в 1913 году. Дело было во время последней поездки вечно горюющего от ума Грибоедова на полуостров в 1825 году. Итак... «...перед отправлением в Персию с ним (с Грибоедовым) был здесь И. А. Мальцов. Они были очарованы заливом и пляжем у скалы Дива и решили здесь искупаться. При купании у Ивана Акимовича соскользнуло в воду с пальца обручальное кольцо. Поиски были тщетны. Иван Акимович потерей страшно удручился и решил не уезжать, пока не отыщется потерянное кольцо. Настало, наконец, намеченное для отъезда время, а кольцо не было найдено; Иван Акимович был безутешен... Грибоедову пришла идея удовлетворительного решения вопроса: кольцо в воду кануло и с этим необходимо примириться, но если Иван будет владельцем той части берега, у которой кольцо утеряно, то как бы в действительности кольцо по-прежнему будет его собственностью. Иван Акимович ухватился за неё, как за соломинку утопающий, и немедля же приступил к осуществлению её...»

«Немедля» — это, конечно, преувеличение, сделанное ради красного словца. Но, как бы там ни было, сделка по купле-продаже недвижимости (в данном случае земельного участка) состоялась, хотя и спустя три года.

9 сентября 1828 г. у местного землевладельца полковника Ревелиоти секунд-майор Мальцов приобрел 30 десятин прибрежной земли, между речкой Лазо и горой Исар, с частью дороги, идущей из Симеиза в Лимены. По 1844 год включительно имение Симеиз неуклонно расширялось.

 

Винный подвал и строительный супермаркет

В прессе того времени Ивана Мальцова прозвали «пионером русской промышленности». Не только за умение делать деньги, но и за нетривиальное мышление. Он умел быть первым. И хотел, что называется, «ударить джазу в этой дыре», иными словами, внести оживление в патриархальный уклад крымской дачной жизни. И ему это удалось. В. И. Немирович-Данченко писал о Мальцовском округе: «Здесь была если не Америка... то своего рода Аркадия».

Значительная часть симеизских угодий Мальцовых была занята виноградниками, плантацией олив и фруктовыми садами. В восточной части имения сразу же после приобретения первого земельного участка был построен большой винный подвал. Д. Соколов в книге «Прогулка по Крыму с целью ознакомления с ним» 1896 года свидетельствовал: «Всего замечательнее в имении г. Мальцова — это его экономический винный подвал. Огромная его двухэтажная постройка первым этажом, т. е. подвалом, помещается в горе; во втором этаже над ним устроена винодельня». А в Симеизе он построил универсальный магазин-склад, по сути, первый в Крыму строительный супермаркет, где можно было купить товар непосредственно от производителя, то есть те товары и изделия, что производили заводы самого Мальцова.

Местные не оценили передового мышления Мальцова. Тогда о том, что таким образом решаются проблемы логистики, и не слыхивали. И потому, заподозрив Мальцова в том, что он не прочь нажиться на соседях, помещики из окрестностей упорно командировали своих доверенных лиц за покупками в Одессу и куда подальше. Мол, в Симеиз ездить несподручно.

 

Хрустальная мечта

Наследником симеизского имения стал младший сын Ивана Акимовича, Сергей (старший сын, Василий умер в двадцатипятилетнем возрасте). В 39 лет Сергей Иванович оставил блестящую военную карьеру и, выйдя в отставку в чине генерал-майора, решил пойти по стопам отца — посвятить жизнь предпринимательству и Крыму.

Отношения Сергея Мальцова с полуостровом начались тоже весьма и весьма романтично. В нетривиальном месте он решил соорудить нетривиальный дом, не дом даже, а дворец, хрустальный. Видимо, образ этот родился в мозгу наследника промышленной империи, когда в детстве, приезжая летом в Симеиз, он смотрел на залитое призрачным лунным светом море и представлял, как под шум его волн оживают образы из любимых сказок.

И он создал свою сказку, осуществил свою мечту. Говорят, по его велению и хотению на холме вырос дворец, что напоминал фантастический фонарь — плоская крыша, выдающиеся вверх посередине и по углам минареты, стеклянные стены...

Соседей новое чудо от Мальцовых опять-таки возмутило. «Видимо, на стекольных заводах Мальцовых производится много некондиции, — постановили они. — Вот и утилизирован негодный брак в эдакую хламину... Ужас... В таком, простите за выражение, жилище и жить-то нельзя...» Злые языки успокоились только, когда в 1889 году чудо архитектуры сгорело от случайно оброненной камердинером-эпилептиком спички. Позже на этом месте построили добротный каменный пансион. Но хрустальный дворец свое дело сделал — Мальцова-младшего стали воспринимать как мечтателя и прожектера, отчего многие его весьма разумные идеи расценивались как полный бред.

 

Отвергнутый инвестор

Большинство заслуг человека забывается, стоит ему совершить хотя бы одну ошибку. Обыватели не знали и не хотели знать, что многими приметами утвердившегося прогресса Россия-матушка обязана стараниям Мальцова. На его заводе были построены первые в стране паровозы и пароходы. На его предприятиях произвели первую паровую машину для петербургского арсенала и первую газовую печь мартеновской системы. Даже привычный нам свекловичный сахар можно назвать его детищем. А еще именно Мальцов был автором актуальной и в наши дни бизнес-идеи — селить людей в «вагончиках» (Мальцов использовал настоящие железнодорожные вагоны).

Короче говоря, Мальцов просто фонтанировал идеями. И очень хотел по-крупному инвестировать в российский Крым, но ему и в него не верили.

Отказали, когда накануне Крымской войны он предложил казне строить для Черного моря военные пароходы и быстроходные клиперы. Отвергли и его предложение выстроить конную железную дорогу от Екатеринослава до Перекопа, а в самом Крыму проложить шоссе.

Его практически разорило производство тех самых первых в России паровозов. Привластные бюрократы решили, что покупать паровозы иностранного производства выгоднее, чем поддерживать отечественного производителя.

Последние годы жизни Сергей Иванович Мальцов жил в Крыму, в Симеизе, развивал производство русского шампанского. Там же, в Симеизе, и умер в 1893 году, тело его перевезли в Дятьково и похоронили в мальцовском фамильном склепе на кладбище при Дятьковском Преображенском храме. Через несколько десятилетий и склеп с кладбищем сровняли с землей...

Ефимия СКИДЕЛЬСКАЯ


P.S.

Курорт в Симеизе был задуман уже его сыновьями и наследниками, братьями Мальцовыми, в образе города-сада, места, созданного для жизни самых богатых и знатных людей эпохи. Свой проект они назвали “Новый Симеиз” и воплотили его в жизнь. На всемирной выставке курортов в 1913 году Симеиз стал знаменит на всю Европу благодаря конкурсу «Город-сад», на котором занял второе место, уступив первое французской Ницце, и отодвинув на третье место всемирно известный немецкий курорт Баден-Баден.